Общайтесь с нами в социальных сетях
Мы В контактеМы В Facebook
 НОВОСТИ   ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ   БИБЛИОТЕКА   КОНКУРСЫ И ВОПРОСЫ   О ПРОЕКТЕ 













ЖУКОВСКИЙ МУЗЕЙ ИСТОРИИ ПОКОРЕНИЯ НЕБА

ПОИСКОВАЯ РАБОТА

Экспозиции

Экскурсии

Экспонаты

Коллекции

Выставки

Книга отзывов

Публикации

Фотогалерея

Жуковский клуб
исторического
виртуального
пилотирования

Поисковая работа

Жуковские
сувениры

Схема проезда

Время работы

 

ТАЙНА  ИЛЬЯТИНСКИХ  БОЛОТ  РАСКРЫТА.

Александр  Бураков

     В середине октября 1941 года, над подмосковной деревней Ильятино, что под Рузой, немецкими истребителями был сбит одноместный штурмовик Ил – 2. Свидетелем воздушного боя был десятилетний житель этой деревни Корзелев Коля. Он же до последнего момента провожал взглядом падающий советский самолет, который вместе с пилотом ушел в сторону ильятинских болот. Почему же, грозная машина оказалась легкой добычей в руках фашистских ассов? 

Со слов Н. И. Корзелева, пилот какое-то время боролся за живучесть своего подбитого самолета. Порой, складывалось впечатление, что он пытался посадить свою машину на поле, но вопреки всем ожиданиям штурмовик упал в болото, над которым еще долгое время поднимался густой черный дым. Лишь зимой 1943 года, когда война далеко откатилась от подмосковной деревни Ильятино, Корзелев Коля, вместе с деревенскими пацанами, отправились на поиски разбившегося самолета. Вот, что они увидали: отвалившееся крыло самолета стояло торчком среди обгоревших берез и осин, под едва припорошившем землю снегом, лежали вмерзшие в болотный лед обгоревшие фрагменты штурмовика. Рядом с воронкой, затянутой льдом, торчала кость от человеческой ноги. Выпавший снег скрыл от детских глаз другие останки погибшего летчика, которого взрывом выбросило из кабины самолета. Только через много лет повзрослевший Николай найдет его рядом с воронкой, заполненной болотной водой.

    Потом была Победа! Долгожданная, выстраданная. Послевоенная жизнь, стала для погорельцев из Ильятина (немцы сожгли ее при отступлении) новым суровым испытанием. Коля, наравне со всеми помогал взрослым отстраивать и налаживать новую жизнь уже в новой деревне. На время пришлось отложить поиски погибшего летчика. Так пролетели несколько лет его жизни. И только в 1960 году, Николай Иванович решил вновь отправиться на место падения штурмовика. Без особого труда были обнаружены фрагменты фюзеляжа, а также несколько обгоревших обломков с заводским клеймом: 1863327. Останков летчика нигде не было. Сомнения терзали душу Николая Ивановича: он отлично помнил, что до самого последнего момента провожал своим  взглядом падающий самолет. Может быть, болотная трясина поглотила кабину вместе с пилотом в свою пучину или дикие животные растащили его останки по лесу? Так или иначе, поиски были продолжены. Удача улыбнулась только в мае 1985 года. Погибший летчик был найден в нескольких метрах от воронки с болотной водой.

К тому времени газета «Правда» опубликовала материал о неизвестном герое, погибшем под подмосковным Ильятино. Одной из первых откликнулась поисковая группа Горкома комсомола города Жуковского. 11 сентября 1985 года Николай Иванович повел небольшой отряд из 9 человек, на ильятинские болота. Начались поиски фрагментов и деталей самолета, по которым можно было определить его тип и принадлежность к авиационному соединению. Поисковики подняли и собрали важные фрагменты, в том числе, двигателя с заводским клеймом. В их руки Николай Иванович передал и останки погибшего летчика, но отсутствие каких-либо документов затрудняло работу по идентификации его личности. Началась долгая, кропотливая работа в архивах Министерства обороны. Были разосланы письма с соответствующими запросами: в музей Военно – Воздушных Сил г. Монино, в Воронежское авиационное производственное объединение, в цехах которого в первые месяцы войны собирали одноместные Ил – 2, в Музей истории Куйбышевского авиазавода и др..

В сентябре 1986 года из г. Монино пришел ответ, в котором было сказано: «На фотоснимках, представленных в Музей ВВС, явно просматриваются детали самолета – штурмовика Ил – 2. Для установления воинской части, которой принадлежал самолет, что в последующем даст возможность установить экипаж, предлагаем поиск начать с авиационных заводов, которые в годы Великой Отечественной войны создавали самолет Ил – 2». Следом за этим последовал долгожданный ответ из Воронежа, в котором подтверждалась информация, касающаяся заводского номера на двигателе, найденного в ильятинский болотах. Комитет ВЛКСМ Воронежского авиационного объединения, подключившийся к поиску интересующего самолета, информировал своих Жуковских коллег: «В ответ на Ваш запрос по поводу установления номера двигателя самолета Ил – 2 сообщаем: первая модель самолета Ил – 2 была выпущена 11 марта 1941 года. По номеру планера видно, что эта машина №27, отсюда ясно, что машина была выпущена нашим заводом…»

Оставалось разыскать авиаполк, к которому принадлежал разбившийся штурмовик и установить личность погибшего летчика. К тому времени были получены первые предварительные результаты судебно – медицинской экспертизы. Останки найденные Николаем Ивановичем Корзелёвым принадлежали человеку мужского пола, 20 – 29 лет, рост 160 – 169 см. Но для окончательного вынесения вердикта этого было явно не достаточно. Потребовалась пластическая реконструкция лица погибшего летчика с целью воссоздания его портрета. Музей ВВС г. Монино прислал судмедэкспертам фотографии военных летчиков в зимней и летней форме периода битвы за Москву (сентябрь – декабрь 1941 года). Это в какой-то мере облегчило и ускорило работу судмедэксперта 1 категории физико – технического отделения Московского бюро судмедэкспертизы С.А Никитина. 25 – 26 января 1987 года по Центральному телевидению, в программе «Время» был показан сюжет о подмосковной находке и бюст погибшего летчика, воссозданный Никитиным по графическим эскизам. Сразу после выхода в эфир данного сюжета в Жуковский Горком комсомола поступило свыше трех тысяч писем с фотографиями погибших и пропавших без вести мужей, отцов, братьев, сыновей – защитников подмосковного неба. Из большого количества фотографических изображений, для опознания были отобрано три снимка.

    Оставим на время кабинеты судмедэкспертизы и перенесемся в Центральный Архив Министерства обороны СССР г. Подольска, в котором продолжали свой поиск жуковские энтузиасты. Несколько дней кропотливого поиска принесли свои результаты. В ходе исследования и изучения архивных документов удалось установить, что из 5-ти штурмовых авиационных полков принимавших участие в битве за Москву наиболее вероятным можно считать, что летчик воевал в составе 62, либо 765 штурмовых авиаполков. Остальные полки начали боевые действия позже октября месяца 1941 года. Интересующего же поисковиков заводского № 1863327, обнаруженного на одном из обломков самолета, ни в каких документах найдено не было. Были вновь и вновь тщательно изучены архивы на штурмовые авиасоединения. И вот, в одном из фондов 62 штурмового авиаполка был обнаружен № 1863326. Разница была в последних двух цифрах: «27» и «26». Несмотря на это разночтение, значительно был сужен круг поиска. Более того, в исторических публикациях и справочниках военного времени было сказано, что 62-го штурмовой авиаполк входил в состав 77-й смешанной авиадивизии. В боевом расписании данного соединения действительно числился 62-й авиаполк (период боевых действий попадал на октябрь 1941 г.) С 16 по 28 октября 1941 года (а найденный самолет был сбит в промежутке этих чисел), 62-й штурмовой авиаполк потерял 12 Ил – 2 и 5 летчиков.

 

 

 

Не исключено, что погибший пилот мог находится в их числе. Имея на руках три фотографии предполагаемого образа, поисковики обратились за помощью к ветеранам Великой Отечественной войны, служившим в 62-м авиаполку. Они то и рассказали, что в тот день – в конце октября 1941 года – на базу 62-го авиаполка не вернулось пять «Илов». Так как на двух, из числа не вернувшихся с боевого задания летчиков, не удалось разыскать никаких документов, оставалось, из трех фотографий, оказавшихся на столе судмедэксперта Никитина, выявить ту необходимую, которая принадлежала воссозданному скульптурному образу. Путем проведенного анализа были исключены две фотографии (летчики Мясин и Сопов), портреты которых не соответствовали антропометрическим данным. Третий снимок больше всего подходил для идентификации. После тщательного анализа внешних признаков лица на фотографии и реконструированного облика, а также имея от своих коллег – судмедэкспертов антропометрические данные на неизвестного мужчину, Никитин пришел к выводу, что останки летчика найденные в ильятинском болоте принадлежат человеку изображенному на последней, третьей фотографии. На ее обороте читаем надпись: «Мл. л – т Косоруков, погиб…41 г.». В ходе поиска удалось восстановить другие биографические данные погибшего пилота: Косоруков Василий Яковлевич родился 18 января 1920 года. Последнюю точку в этом расследовании, все же поставили судмедэксперты. В Акте судебно – медицинского исследования за № 72/86 – 87фт от 26 февраля 1987 г., в заключительной его части было сказано: «Результаты совокупной оценки полученных данных позволяют с большей долей вероятности считать, что костные останки, обнаруженные в августе 1985 года под г. Рузой между деревнями Златоустово и Ильятино являются останками гражданина Косорукова Василия Яковлевича, 1920 года рождения».

    Сорок шесть лет имя погибшего летчика оставалось неизвестным. И только в 1987 году страна узнала своего героя. 7 мая 1990 года, останки младшего лейтенанта Косорукова были кремированы и торжественно захоронены на центральной аллее Ваганьковского кладбища.

    Со временем, непроходимое ильятинское болото заросло густой травой. Охотники и грибники, изредка посещавшие эти места, знать не могли, какую тайну хранил в себе небольшой кусок земли в самой гуще леса. До сих пор на этом месте не растут деревья, а в радиусе 100 метров разбросаны фрагменты разбившегося самолета. В 1985 году, Жуковским поисковикам удалось собрать с поверхности земли лишь те детали штурмовика, которые были необходимы для проведения технической экспертизы.

 

 

 

 

 

Осенью 2007 года, по инициативе директора Жуковского музея Истории покорения неба, С. В. Мельникова, была организована повторная экспедиция на ильятинские болота, с целью изучения причин гибели советского штурмовика. С помощью высокочувствительной аппаратуры, специалистами был исследован каждый метр земли. Ильятинское болото, если теперь его можно так назвать, неохотно расставалось с военными трофеями. И все же, были подняты из глубины болотного торфа: стойка шасси в удовлетворительном состоянии, на котором было прочитано название предприятия - изготовителя покрышек для самолетов: «Ярославский шинный завод» с заводским шильдиком, несколько деталей с клеймами, элемент конструкции крыла с двумя створками бомболюков и с бомбодержателем наружной подвески бомб (ДЕР – 31), бронелист бронезащиты штурмовика с рваным отверстием диаметром 5 х 9 см. от немецкого авиационного снаряда и многое другое. После тщательного изучения найденных материалов и анализа той информации, которую предоставил Жуковскому музею Николай Иванович Корзелев, была озвучена предположительная причина гибели штурмовика ИЛ – 2. Уникальные находки, которые теперь стали экспонатами музея Истории покорения неба, заняли свое почетное место среди интереснейшей экспозиции Жуковского музея. Теперь, с уверенностью можно сказать: «В истории с погибшим летчиком Василием Яковлевичем Косоруковым, поставлена точка», но работа по поиску погибших  героев Великой Отечественной войны продолжается.   

 

 

Существенные недостатки в конструкции первой серийной модели одноместного штурмовика Ил - 2, приведшие к большим потерям в первые месяцы войны в штурмовых авиасоединениях, как самих машин, так и летного состава:

-  Пушки ШВАК (2х400 снарядов) в воздушном бою постоянно «заедали», т.е. давали сплош-

    ные задержки по причине технической недоработки пневматической системы перезаряд –

    ки пушек, обрывов закраин и поперечных разрывов гильз в патроннике;

-  Летчик, управлявший самолетом, фактически был лишен заднего обзора;

-  Отсутствие верхней бронезащиты головы пилота, а также у мотора и заднего бензобака;

-  Нередко, во время боя, на лобовое бронестекло попадало масло из втулки винта и носка коленчатого вала мотора. Эта конструктивная недоработка мешала вести прицельную стрельбу и бомбометание;

-  Плохое качество склейки переднего бронестекла;

-  Отсутствие во время боя самолетов (истребителей) прикрытия;

-  Наспех обученные пилоты, у которых средний налет на одну боевую потерю Ил – 2 в первые

   месяцы войны составлял не более 8 – 9 самолето – вылетов, не только существенно уступали

   в воздухе ассам Люфтваффе, но и несли ощутимые потери в летном составе.      

   

 

Пришло время назвать тех, благодаря которым неизвестный советский летчик обрел свое имя:

Николай Иванович Корзелев, житель подмосковной деревни Ильятино;

Поисковики города Жуковского: Михаил Калиманов, Анатолий Кирич, Сергей Колесник, Александр Пяткин, Лариса Лопашева, Игорь Белов, Юрий Кузьменко, Борис Пунтус, Сергей Кудряшов, Михаил Головашкин, Галина Шепелева;

Эксперты Бюро судебно – медицинской экспертизы ГУЗМО Ю. Г. Артомонов и Г.В. Павлов;

Сотрудник Московского бюро судмедэкспертизы Сергей Алексеевич Никитин, создавший предположительный скульптурный портрет летчика;

Руководитель поисково-технического клуба "РАРИТЕТ", г.Жуковский;

Директор Жуковского музея Истории покорения неба, Сергей Владимирович Мельников.

Фото: Сергей Мельников, Ильдар Хасянов.

 

Логин:
Пароль:
помнить меня
[ регистрация ]


Экспозиции
Экскурсии
Экспонаты
Коллекции
Выставки
Книга отзывов
Публикации
Фотогалерея
Жуковский клуб
исторического
виртуального
пилотирования

Поисковая работа
Жуковские сувениры
Схема проезда
Время работы

    Rambler's Top100